Владимир Зеленский

Владимир Зеленский
PLAYBOY «Ржевский против Наполеона». Ты – в роли Наполеона, сценарий написан авторами «Студии Квартал-95». Откуда возникла идея противостояния легендарного императора и не менее легендарного поручика?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ В студии многие из нас – поклонники фильма «Тутси», и мы давно хотели снять историю о мужчине, переодетом в женщину. Но в отличие от «Тутси» или, скажем, «Здравствуйте, я ваша тетя!» нам важно было показать героя, совершающего отважные поступки. При этом не обязательно на поле боя. Так нам пришел в голову анекдотичный образ Ржевского, который соблазняет Наполеона, переодевшись в женщину. Наполеон же, сильный и властный, сразу робеет, как только видит эту «женщину». Становится «маленьким».

PLAYBOY Изучал реальный исторический образ Наполеона, прежде чем взяться за роль?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Кое-что читал. Но в этом и есть основное отличие комедии от серьезной исторической драмы: брать за основу сильные качества. Комично получается всегда! К примеру, мы знаем, что в реальности бесстрашный Наполеон бежал навстречу пулям и ядрам. Немного разворачиваем эту картинку и показываем, что бежал-то он только потому, что в поле зрения появилась красивая женщина!

PLAYBOY В этом году вышел принципиально другой фильм с твоим участием – «Восемь первых свиданий». Как тебе работалось на площадке с Оксаной Акиньшиной?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Оксана – абсолютный профессионал, и главное было – найти романтику и лирику в наших отношениях, чтобы все это передалось зрителю. Получилось. (Улыбается.) Нечасто встретишь такую сильную актрису, которая по 15-17 часов подряд снималась бы – и никаких претензий. Оксана скупа на эмоции по отношению к внешнему миру, и я понимаю почему: так и нужно делать, чтобы в бешеном ритме съемок, жизни не расплескать себя.

PLAYBOY «Изменил» с Акиньшиной Свете Ходченковой? (Снималась с Зеленским в картинах «Любовь в большом городе» и «Служебный роман. Наше время». – прим. ред.)

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Ходченкова – замечательная! Нет больше таких актрис, которые в романтических комедиях одновременно и лиричные, трогательность вообще огромный дефицит в кино сейчас… В общем, за Свету не переживайте, она в этом фильме все равно есть. (Смеется.)

PLAYBOY Ты был генпродюсером большого национального телеканала, уходил с этой должности и снова вернулся…

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Главная причина: мне интересно. Канал – огромная поддержка для всех проектов, в которые ты веришь: от фильмов до телепрограмм. Канал же научил меня действовать спокойнее, не бросаться на все сразу, тщательнее продумывать свои действия, доверять, но проверять.

PLAYBOY Надо признать: современное телевидение становится все жестче. В моде реалити без особой внутренней морали. Надо – устроят в прямом эфире соревнование больных за донорскую почку. (Такое шоу действительно имело место на голландском ТВ. – прим. ред.)

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ На какой бы канал я ни пришел работать, в жизни не соглашусь с тезисом, что рейтинги – это жесть. Любой ценой деньги, известность, слава и эти самые рейтинги мне не нужны. Ведь все это меркнет рано или поздно. А вот дети и внуки потом узнают, что их папа и дед, будучи топ-менеджером на ТВ, одобрил прогноз погоды, который вела женщина с голой задницей. Санкционировал формат новостей, где люди каждый день пилили друг друга электропилами. Согласился на выход в эфир политического шоу, где депутаты неизменно дрались, и неважно уже почему, главное ведь – скандалили! Ко всему этому я морально не готов.

PLAYBOY Много ли во Владимире Зеленском сейчас от прагматичного бизнесмена, которому приходится уживаться с Зеленским – творческой личностью?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Много.

PLAYBOY Мешает творить бизнесмен?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ В чем-то мешает. Я, как и любой человек, – кувшин, который имеет граничный объем. Бизнесмена стало больше, творческому человеку приходится немного потесниться. Но важно понимать, что времени на творчество становится меньше, а условия улучшаются для всех авторов, для большой команды. Творить, имея отпуск, автомобиль, кабинет с любимыми вещами, пониманием, что завтра тебя не уволят, согласитесь, легче. Творчество не может быть чистым. Оно тесно связано с деньгами. Если бы гонорары авторов в Украине были такими же, как в США, я бы вообще не занимался бизнесом. Сценарий одной серии «Друзей» в первом сезоне стоил около $100 тысяч, а в последних сезонах, по слухам, эта цифра достигала $800 тысяч. Конечно, в таких условиях один автор может себе позволить писать ровно одну серию в месяц, не распыляясь. И если бы у нас платили хотя бы в 20 раз меньше, чем в США, все было бы здорово. А у нас платят меньше даже не в 100 раз. Ясно, что приходится строить бизнес, иначе эта работа неэффективна.

PLAYBOY Зеленский-бизнесмен размышляет о выводе компании на IPO? Его волнует вторая волна мирового кризиса?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Кризис нас всех касается! (Смеется.) А остальными бизнес-вопросами такого рода занимается команда специалистов. Это как приложения в iPhone – понимаю, модно, но мне некогда их закачивать. Если я этим озадачусь, то, наверное, разберусь. Но это будет означать, что еще меньше времени останется на творчество…

PLAYBOY Я так понимаю, ты до сих пор много пишешь сам и это для тебя важно?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Да, как минимум пишу и редактирую «Вечерний квартал». Это обязательная программа.

PLAYBOY Юмор «Квартала» серьезно влияет на восприятие современными политиками реального мира. Вы как коллектив достаточно остры, точны, несколько ваших колкостей на корпоративе в госведомстве – и с должностей может пара-тройка генералов слететь. Ты осознаешь эту сторону своей силы?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ В какой-то момент начал осознавать. Мы действительно, думаю, влияем на определенные процессы в умах. Именно поэтому я рад, что нас показывают. Зачем говорить на острые темы только на кухнях и под одеялами, если об этом думают все?!

PLAYBOY То есть, если, на твой взгляд, ситуация в стране ухудшается в чем-то, ты сразу начинаешь на эту тему острее шутить без опаски реакции, к примеру, власти?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Мы шутим над тем, что видим, читаем и слышим. Реагируем на все яркие события, высказываем свою точку зрения. Не за кого-то или против кого-то. Но ошибся – получи. На тебе огромная ответственность, так что не ошибайся больше. Это не оскорбление. Мне все равно, кто куда ездит отдыхать и с кем спит. Вот об этом как раз я не шучу, это неинтересно. Не единожды говорил в интервью, что мы более ответственно несем сейчас новости в массы, чем выпуски новостей по национальным каналам.

PLAYBOY А что меняется-то от этого?!

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Надеюсь, что мы влияем на позицию людей, от которых зависит жизнь нашей страны. Кто-то задумается, быть может, поступит по-другому… Если за все наши концерты мы хоть раз вот так позитивно повлияли на решение какого-либо большого человека во власти, значит, свою миссию уже выполнили.

PLAYBOY Можешь обозначить в юморе постсоветского пространства некие тенденции последних лет?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Ну, классического юмора становится все меньше… Хотя не это главное. Удивительно: как бы ни менялись настроения и виды юмористических программ, общая статистика остается неизменной. В год случается не больше 2-3 ярких юмористических событий, одновременно в медиапространстве работают 6-7 удачных телепроектов. И все их запускают примерно одни и те же группы продюсеров и авторов. «Сваты», «Интерны», «Квартал», «Прожекторперисхилтон»… 

PLAYBOY Наверняка и за мировыми сенсациями внимательно следишь.

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Конечно, смотрю множество западных сериалов. Всегда мечтал пожить внутри этой машины, этой невероятной фабрики. «Два с половиной мужчины», «Друзья»… Я же знаю технологию, представляю, как сложно писать такое количество блестящих серий, не повторяясь, много сезонов подряд. Те, кто это делает, – гениальные люди просто! У нас такое редко бывает. Вот «Интерны» – событие. Сценаристы отлично написали, актеры отлично сыграли – все звезды совпали. Хоть что-то бы в этой схеме не сработало – и все, события нет. Также «Сваты» – наша большая удача, уже международная. Россия, Казахстан, Молдова, Израиль, Болгария и Германия купили этот сериал как формат. 

PLAYBOY У тебя много перелетов, поездок. Что для личного комфорта необходимо всегда иметь с собой?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Телефон, чтобы проверять электронную почту, в нем же – обязательный блокнот, чтобы записывать сиюминутные мысли. Часы нужны обязательно. (Часы Владимиру подарила жена. – прим. ред.) Я их постоянно везде забываю! Снимаю, кладу на стол и… все. Неоднократно эти часы возвращали мне из ресторанов и со съемок. (Смеется.) Кофе и сигареты. Ничего хорошего в этом нет, и с творчеством никак не связано. Но вот такой это для меня необходимый «гаджет», вредная привычка, которая помогает сконцентрироваться.

PLAYBOY Одежда, еда?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Вообще не важны! Классно, что я могу себе многое позволить, но это не влияет на внутреннее состояние. Известная история: мне часто перешивают одежду, потому что я не бываю в магазинах, все покупает жена. О! Бутылку вина иногда могу купить…

PLAYBOY Осознанно?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Соу-соу. (Смеется.) Я ощущениями живу, а не логикой, так же и покупки делаю. Но с 1 сентября по 1 января я вообще не пил, поспорили с друзьями. К слову, двое участников этого спора сошли с дистанции 2 сентября! (Смеется.) Сказали: «Пойми, мы провожали старую жизнь и встречали новую!»

PLAYBOY Вернемся к тому, с чего начали, к фильмам. Зритель приходит в кинотеатр и во многом благодаря тебе на два часа погружается в иную реальность. Этот уход от повседневности в кино или, скажем, в социальные сети имеет одну и ту же природу?

ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ Думаю, да. Будни скучны. Нужно работать целыми днями, возить детей в школу и все такое. Но нормально, живем! Другое дело, что иногда хочется ненадолго сменить картинку. В этом и секрет популярности фильмов, в основе которых – волшебство. «Властелина колец», «Гарри Поттера» и так далее. Меня ругают профессиональные киношники за то, что я совершенно не смотрю артхаусные картины. Но мне просто неинтересно видеть, как кто-то утрирует на экране реальные чужие проблемы! Эти режиссеры кино и телевидения, создатели жестоких новостей – ненормальны. Они не выполняют никакой социальной миссии, живут только ради своих эмоций. И я рад, что артхаус смотрит очень мало людей. Потому что, если это будет популярно массово, нас ждет очень депрессивный мир. А мы вот создаем мир немного нереальный. Даже романтическая комедия у нас не без волшебства. Так интереснее. По крайней мере нам. И думаю, зрителю. В любом случае я знаю, что своими картинами мы не причиним никому вреда. Мне неинтересно читать Паоло Коэльо, но, знаете, я понимаю людей, которые его читают. И какой бы кровавой ни была сага «Сумерки», главное в ней – любовь. Красивый парень из одного мира любит красивую девушку из другого. Типичные Ромео и Джульетта! Мы такие же, как люди 500 лет назад, и движут нами те же чувства. Это – интересно. Это – главное.







Возврат к списку

(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)