Питер Доэрти

Питер Доэрти
PLAYBOY Какое обращение вы предпочитаете – Пит или Питер?

ДОЭРТИ Пит, Питер, да зови как хочешь. Вообще меня редко зовут Питером, примерно один раз из шести, но когда я слышу, что ко мне так обращаются, сразу по-другому воспринимаю собеседника. Мне нравится, когда меня называют Питером, – ведь это, бл**ь, мое имя.

PLAYBOY Вы не чувствуете себя школьником, когда вас называют Питер?

ДОЭРТИ Нет, в школе меня звали Догерти. Это меня злило.

PLAYBOY Похоже, что вы не переодевались со вчерашнего дня. Это так?

ДОЭРТИ То ли со вчерашнего, то ли с позавчерашнего. Ну да, рубашка слегка грязновата, ну и что? Она клевая, я в ней живу.

PLAYBOY Чем вы занимаетесь с тех пор, как перебрались во Францию?

ДОЭРТИ Преимущественно болтаю обо всякой херне. О фильме, в котором снялся, и обо всем таком. Дышу воздухом, бухаю, потом пытаюсь отыскать свой отель. Однажды не получилось, пришлось спать в коридоре в каком-то чужом отеле.

PLAYBOY К кому вы там вломились?

ДОЭРТИ Ни к кому. Просто искал свой отель, не нашел, ну и зашел куда попало и сразу уснул.

PLAYBOY Вы считаете себя романтическим героем?

ДОЭРТИ Романтическим героем? Вы о чем? Вообще-то орать на каждом углу, что ты романтический герой, совершенно не романтично и не героично. Нет, я, знаете ли, полагаю себя наследником культуры высоких идеалов. Английские либертины, основатели Французской республики – вот мои братья по духу. Просто так неудачно сложилось, что я вырос в вульгарной западной капиталистической культуре. Но есть и другой мир – мир высоких идеалов, мир поэтов и героев. Людей, которые взывали к нам, которые дали нам речь, людей, с которыми нам не сравниться!

PLAYBOY Вы сейчас живете в Париже?

ДОЭРТИ Да-да. Погодите, не перебивайте, я не закончил. Шелли был не только великим поэтом, но и совершенно безумным революционером. Он все время мотался то в Ирландию, то в Испанию, сражался на стороне революции и везде ввязывался в драки. Постоянно учинял бардак, но во имя поэзии и свободы – всегда во имя свободы!

PLAYBOY И вы следуете его примеру?

ДОЭРТИ Ну да. То есть у меня, конечно, более эгоистичные цели. Я всегда думал только о себе, и мне нравится заниматься тем, что на словах я якобы презираю. Слава богу, наконец я могу делать что хочу, потому что долгое время мы только и думали о том, как добиться цели, а чтобы стать известными, надо продаваться. Нам пришлось это сделать, чтобы люди стали нас слушать. Тут нет ничего постыдного – в юности так хочется быть знаменитым, просто словами не описать. Ты так долго и безумно к этому стремишься, что в конце концов уже становится неважно, прославился ты на самом деле или нет, потому что к тому времени ты уже совершенно спятил. Знаете, вот были люди, с которыми я играл в группах, – люди, которыми я восхищался, которых я высоко ценил как сочинителей, с которыми я очень хотел быть вместе, петь им, играть на гитаре… И были три или четыре человека в моей жизни, которые говорили: «Нет, не хочу, я не буду это исполнять, не буду под этим подписываться, денег мне не нужно – делай это сам, Пит».

PLAYBOY Ваш роман с Кейт Мосс тоже был частью самораскрутки?

ДОЭРТИ Нет, тут другое. Она просто мне очень, очень нравилась. У нас ничего не получилось из-за совершенно посторонних вещей. Некоторое время нам удавалось держаться подальше от ее и моих друзей – и тогда все было хорошо. Но потом поналезли все кому не лень, и меня это стало раздражать. Мои приятели не могли понять: как это так – я с ней? А ее знакомые вообще не желали, чтобы у нее со мной было хоть что-то общее.

PLAYBOY Почему?

ДОЭРТИ Потому что я для них никто. Они ей все время повторяли: «Что ты рядом с ним делаешь?» И ее это подзаводило, так что всякий раз, когда мы спорили, она говорила: «Да, похоже, мои друзья и мама были правы насчет тебя». А я ей в ответ: «Знаешь что...» – ну и так далее. В каком-нибудь другом мире у нас, может, что-нибудь и вышло бы. В общем, грустно все это.

PLAYBOY Вы общались с ней после того, как она вышла замуж?

ДОЭРТИ Я с ней не говорил, но слушал ее. Пару раз она напивалась и звонила мне. Это было немного глупо: если она счастливая замужняя женщина, почему ее тянуло говорить со мной?

PLAYBOY Так почему же ее тянуло говорить с вами?

ДОЭРТИ Понятия не имею. Может, она меня до сих пор любит. (Смеется.) А может, нет. Нет, конечно, она меня на дух не переносит. Она даже моего плюшевого медведя сожгла.

PLAYBOY Вашего плюшевого медведя?

ДОЭРТИ Да. Не стоило об этом говорить, пожалуй, ну да ладно. Когда я был маленький, у меня была старшая сестра Эми-Джо, и она мне подарила Пэнди, и с тех пор Пэнди всегда был со мной. Везде, где бы я ни жил и куда бы ни переезжал – а в детстве мы много переезжали. И вот когда мы с Кейт разошлись, она его сожгла. Ну как так можно?

PLAYBOY А сейчас вы влюблены?

ДОЭРТИ Да вроде нет.

PLAYBOY Но можете влюбиться через пять минут?

ДОЭРТИ Это да. Я как раз недавно думал, что влюбился в одну англичанку – у меня сто лет уже не было англичанок, а она была очень милая. А потом я выяснил, что она дует крэк. Причем дело даже не в том, что она его курила, а в том, что, когда я попытался с ней поговорить, она мне в ответ предъявила: «Как ты смеешь меня осуждать? Ты сам-то кто такой?» А я ей: «Я тебя не осуждаю, просто ты же мне говорила, что тебя такие вещи не интересуют, что ты ничем подобным сроду не занималась и не собираешься. И я тебе поверил, а ты опа – и дуешь!» Я себя чувствую немного сволочью, потому что она же совсем юная, а уж я-то знаю, что такие вещи делают с людьми и что с ней будет, если она станет и дальше дуть. Еще когда у нас с ней только началось, ее родители и друзья хором говорили ей: «А, так ты с Питом Доэрти – уж он-то тебя научит, наркоманкой станешь». Она целых пять месяцев при мне не дотрагивалась до наркоты, а потом вдруг раз – и начала, и я почувствовал, как будто это я ее подставил. Она стала говорить, мол, нет, ты так не думай, и вообще я больше никогда не буду. Но я бы себе никогда не простил, если бы с ней что-то случилось, а потому решил уйти. Хотя она мне до сих пор нравится.

PLAYBOY Вы никогда не задумывались о том, чтобы изменить свой образ жизни, особенно после смерти Эми Уайнхаус?

ДОЭРТИ Ох, Эми Уайнхаус… Я был в дерьмовом месте, когда она умерла, сам думал, что вот-вот умру. Я только что вышел из тюрьмы, на мне висел штраф, и я сидел в жуткой дыре. Я был полностью подавлен и писал угрюмые песни. Но с нарко- тиками такое дело – они яд, но они же и лекарство. И когда они становятся частью твоей жизни, когда ты употребляешь их только для того, чтобы поддержать себя, а не затем, чтобы обдолбаться, то это почти как без них, понимаете?

PLAYBOY То есть вам нравится оставаться на том же уровне?

ДОЭРТИ Ну, для меня это почти то же самое, что вообще не торчать. В детстве учили: наркотики – это плохо, наркотики – это неправильно, если будешь употреблять их, то умрешь или попадешь в тюрьму, если будешь наркоманом, с тобой никто не станет общаться, все такое. Но когда я впервые попробовал, то обнаружил, что все совсем не так. Мне вовсе не было плохо – уж не знаю, врали мне всю жизнь или нет, неважно. Для меня это была просто часть жизни, способ сбежать от всего, от чего хотелось сбежать, от скучного мира, в котором я вырос. Наркотики были частью другого мира – мира музыки, свободы, новых друзей, новой жизни. Они были частью той революции, что совершалась в моей голове. Сами по себе они не сделали мне ничего плохого, но люди на разные лады стали мне объяснять, что наркотики – это ужасно. А я просто прекрасно и весело жил. Причем я бы прекрасно жил по-любому, с наркотиками или без: денег у нас тогда особенно не было, и наркотики были роскошью.

PLAYBOY То есть с наркотиками вам было лучше, чем могло быть без них?

ДОЭРТИ Они просто были, и все. Как днем бывает солнечный свет, понимаете? Ну вот, например, в Скандинавии – там же ужас как холодно, но и там можно неплохо проводить время. Чтобы хорошо проводить время, не обязательно, чтобы светило солнце, но все-таки, когда вспоминаешь о солнце и лете, думаешь: «Ох, как же было здорово! Я гулял с девчонкой, и светило солнце». Вот так у меня и с наркотиками. Хорошо, когда они есть, но на них мир не кончается.

PLAYBOY И много денег вы просадили за свою жизнь на наркотики?

ДОЭРТИ Много денег? Вы даже не представляете, сколько у меня долгов!

PLAYBOY До сих пор?

ДОЭРТИ Да не то слово. Я не могу вернуться в Лондон. Носа сунуть в Лондон не могу, потому что задолжал там уйму денег уйме людей.







Возврат к списку

(Нет голосов)