Бенедикт Камбербэтч

Бенедикт Камбербэтч PLAYBOY Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями о съемках. Вы ведь не только озвучиваете волшебника Некроманта и дракона Смога, как считают многие, – вы еще и полноценно играете этого дракона, используя специальный костюм с датчиками захвата движения и мимики. Технически это было сложно?

КАМБЕРБЭТЧ Вообще-то, мне нельзя на эту тему особо распространяться, меня потом пиарщики гневными письмами закидают. Вкратце: было здорово поработать с Питером и Френом. (Режиссером Питером Джексоном и продюсером Френом Уолшем. – Прим. перев.) Не скажу, что что-то было сложным технически. Ты просто ощущаешь какую-то очень странную свободу, когда надеваешь этот костюм, который утыкан сенсорами и прочими прибамбасами. В жизни не чувствовал себя более свободным, это просто невероятно! Энди (Серкис, исполнитель роли Голлума в фильмах по Толкиену и шимпанзе в приквеле «Планеты обезьян». – Прим. перев.) всегда великолепен, но все-таки одно дело – играть примата и вообще млекопитающее, имеющее хотя бы что-то общее с человеком, и совсем другое – холоднокровную рептилию размером в половину Эмпайр-стейт-билдинг с гребнем на спине и огнем из пасти, 400 лет живущую на куче золота в пещере внутри горы.

PLAYBOY И как же сыграть такую рептилию?


КАМБЕРБЭТЧ Идете в Лондонский зоопарк и наблюдаете за варанами, ящерицами и комодскими драконами, пытаясь что-то у них перенять. Все, что вам мешает, оставляете на ковролиновом покрытии у вольера (он там немного похож на правительственное здание, это приземляет) и представляете себя внутри, рядом с этими гигантскими ящерицами.

PLAYBOY В прошлом году вы сыграли Франкенштейна в спектакле Дэнни Бойла на сцене Лондонского королевского театра и имели оглушительный успех. Не боитесь, что фонтан ваших великих ролей когда-нибудь иссякнет?

КАМБЕРБЭТЧ Надеюсь, этого не случится, ведь я вроде как пока не очень плох. Хотя, как знать, в принципе, я могу вообще сейчас взять и умереть. Так что теоретически – да, после любой моей новой роли люди могут сказать: «Да ну, разве такой должна быть следующая работа Шерлока!» – покачать головой и отвернуться от меня. Однако я все равно горжусь каждой, потому что любая новая работа для меня – это новый опыт и новое начинание. Притом что от раза к разу растут и давление, и уровень ожиданий. Но я не переживаю по поводу творческой засухи, нет.

PLAYBOY Почему?


КАМБЕРБЭТЧ Я всегда был настроен жить долго, и потому целей для достижения у меня еще много. И я полностью преодолел заблуждение, состоящее в том, что эти цели могут быть лишь сиюминутными, – нет, их можно ставить на жизнь вперед. Мне повезло: я умею быстро переключаться, не почивая на лаврах, с уже достигнутых успехов на новые задачи самого высокого уровня. Это настоящее наслаждение.

PLAYBOY Как отреагировали ваши поклонники на выход сериала «Шерлок»? Что-то изменилось в их отношении к вам, вырос уровень узнаваемости?

КАМБЕРБЭТЧ Вырос, конечно. Вообще меня сильно задевает навязчивость поклонников. Причем волнуюсь я не за себя, а за них. Странные они какие-то. Я, конечно, понимаю, что мне глупо думать о какой-то приватности в общественных местах, и крайне осторожен с людьми, которые узнают меня на улице. Но вот что меня реально выбешивает – так это привычка некоторых исподтишка снимать меня на мобильный телефон, не спросив разрешения. Я от этого ох…ваю просто – ведь это не только нагло, но еще и трусливо и мелко. Зачем так делать? Можно ведь просто спросить меня, хочу ли я с тобой сфотографироваться. Мне говорят: мол, да ладно, может, они просто стесняются… Хорошо, если ты такой стеснительный – не делай эту долбаную фотку, и делов-то! Хотя, конечно, это всего лишь небольшая проблемка премиум-класса, жить она мне не мешает.

PLAYBOY Говорят, вы экономны?


КАМБЕРБЭТЧ Да, определенно. Не до одури, конечно. Но и послевоенного расточительства, свойственного поколению моих родителей, во мне нет. Скажем так: в ресторане я начинаю с небольшой порции, потом, если захочу, прошу принести еще одну и так далее; а они берут сразу одно огромное блюдо и больше уже ничего не заказывают, понимаете, о чем я? При этом я, конечно, способен, как и все остальные, наслаждаться вещами категории лакшери. Когда они действительно нужны, это здорово, но я никогда не заплачу за то, что для меня бесполезно.

PLAYBOY Вы снялись в сериале ВВС «Конец парада» по сценарию Тома Стоппарда. Есть ли разница между съемками в подобных проектах и в большом голливудском кино вроде сиквела «Звездного пути», где вы исполните роль главного злодея?

КАМБЕРБЭТЧ Рабочий день насыщеннее, ты сильнее выкладываешься. Тот же «Звездный путь» сейчас со всех точек зрения не просто экшен, но и фантастическая драма, к которой нужно серьезно готовиться. Я сейчас часами тягаю железо, съедаю по 4000 калорий в день и уже покупаю одежду на четыре размера больше, чем обычно! Это не так-то просто, скажу я вам, но зато и платят соответствующе. То есть разница в том, что ты делаешь одни и те же вещи, но масштабы у всего принципиально иные. Хотя в общем на ТВ сейчас можно заработать даже больше, чем на кинофильмах. Продюсеры это знают, и с ними, как правило, можно торговаться – если ты, конечно, не актер третьего плана, чье имя упомянуто мелким шрифтом в титрах.

PLAYBOY Зачем же вы завязали с сериалами?

КАМБЕРБЭТЧ Я мог бы заработать гораздо больше, не откажись я от сериалов ради «Звездного пути». Но чем дальше, тем сильнее тебе хочется поиграть с большими игрушками, а большие игрушки требуют, чтобы твой рабочий день начинался в одиннадцать утра, а заканчивался в два часа ночи, и ты при всем желании физически не можешь работать на два фронта. А есть еще и постоянные перелеты, и эксклюзивные контракты, в которых прописывают, где тебе можно сниматься, а где нельзя.

PLAYBOY Действие сериала «Конец парада» происходит в позднюю эдвардианскую эпоху. Вы ее изучали перед съемками?

КАМБЕРБЭТЧ Чуть-чуть. Серьезно изучить не хватило времени – у меня между окончанием «Шерлока» и началом «Конца парада» была пара выходных, я только и успел, что выспаться да нормально поесть. Но я знаю стандартный текст о том, что Первая мировая – это печальная иллюстрация величайшего из культурных и политических сломов в английской истории, а в «Конце парада» эта эпоха показана глазами военных летчиков, художников, солдат, домохозяек и политиков, так что «Конец парада» – это такой фундаментальный срез тогдашнего общества. Это фильм о том, как наши представления о войне воплотились в культуре. Очень важно было прочитать книгу Мэддокса Форда, по которой его снимали, она очень автобиографична.

PLAYBOY В чем именно?

КАМБЕРБЭТЧ Форд жил в ту эпоху, потому не романтизирует ее. Себя он видит случайным героем, и у него там очень много стеба – например, история двух солдат, которые поспорили, кто из них пристрелит восьмимиллионного убитого на войне, и делают все, чтобы выиграть пари. Для этого они заливаются спиртом по самые гланды и не замечают ни расплавленного свинца на лицах людей, ни газа, снимающего с человека сразу несколько слоев кожи, ни сослуживцев, затопленных ливнем в траншеях, ни крыс, разносящих холеру, ни солдатиков, замерзших до смерти, – никаких ужасов войны.

PLAYBOY В следующем году у вас выходит фильм «Двенадцать лет рабства». Должно быть, на съемках погрузились в жуткую рабовладельческую атмосферу XVIII века?

КАМБЕРБЭТЧ Это правдивая история одного парня по имени Соломон Нортап (его играет Чиветель Эджиофор) – свободного негра, которого оглушили, связали и продали рабовладельцам в Вирджинии. Он пытается бежать и вернуться домой, а мы ему помогаем.

PLAYBOY Режиссером этого фильма стал Стив Маккуин. Здорово было с ним работать?

КАМБЕРБЭТЧ Конечно! Так же как и с Брэдом Питтом, и с Майклом Фассбендером – я в восторге вообще от всей команды. Важен ведь не только сюжет, но и люди, которые его воплощают. Единственное, поначалу меня слегка пугали жара и тот факт, что моя роль эпизодическая и на съемки у меня всего пара дней – ведь очень трудно приступать к работе с наскока, без раскачки, хотя оно и заводит.

PLAYBOY А тот факт, что по сюжету ваш герой толстый, а вы – ни разу, вас не напрягал?

КАМБЕРБЭТЧ Да, с этим тоже были проблемы. Я даже спрашивал их: «Ребята, а вы уверены, что вам нужен именно я?» Какой смысл в том, чтобы привлечь людей на Шерлока и получить от его фанатов негативную реакцию? Я даже предложил им подумать о Джее Джоплине (известный лондонский арт-галерист. – Прим. перев.), мол, раз по сюжету этот герой – грузный блондин из Йоркшира, так возьмите на его роль грузного блондина из Йоркшира, и дело с концом. Мой персонаж должен был быть хмурый, без резких черт лица, этакий хороший краснощекий большой парень, который пошел в моряки и ценится товарищами не за вес, но за ум. Поэтому, когда все же дошло до съемок, я настоял на использовании специального фэт-сьюта и «потолстителя» – знаете, есть такая штука, которую кладут за щеки, чтоб они казались потолще. Я бы пошел еще дальше, но продюсеры запели песню о том, что «надо ж хоть что-нибудь от него оставить, жанр драмы и так сложный, надо, чтобы зрители шли» и так далее. Так что я собой в этой роли недоволен – недостаточно толстый.

PLAYBOY К тому же и здесь у вас был лишь один уик-энд на подготовку...

КАМБЕРБЭТЧ Именно. Я же не могу отъедаться как на убой для каждой роли, мне одного «Звездного пути» достаточно. Да и там на меня давили, кстати, у меня на момент начала съемок оставались кое-какие обязательства в предшествующих проектах, и не всем нравилось, что я такой откормленный.

PLAYBOY Вы так стремились быть в кадре толстым – у вас что, тщеславие вообще отсутствует?

КАМБЕРБЭТЧ Не то чтобы совсем, просто я все еще надеюсь, что люди ходят смотреть не на мое лицо, а на мою игру.

PLAYBOY Саймон Пегг поведал мне по секрету, что вы и Крис Пайн признались ему в любви к сериалу «Аббатство Даунтон».

КАМБЕРБЭТЧ Так и есть. Крис вообще сидит на нем, нам с Саймоном он тоже нравится. Кстати, тут в прессе недавно прошел слушок, будто бы я упрекнул Ребекку Итон (продюсер «Шерлока» и «Аббатства Даунтон». – Прим. перев.) в том, что она связалась с этим проектом. На самом деле все, как всегда, переврали, вырвали из контекста. Кто-то услышал наш приватный разговор, в котором я в шутку сказал ей: «Отойди от меня, женщина». Все вокруг засмеялись, а пресса истолковала это как «рядом с тобой не сяду». Хотя я никогда не говорю в таком стиле и уж тем паче никогда не назову женщину женщиной, это нонсенс!

PLAYBOY Скажите, правда ли, что играть постельные сцены так же неловко, как об этом рассказывают? Или вы не стесняетесь?

КАМБЕРБЭТЧ Да все нормально. Мы ведь с Ребеккой знаем друг друга уже 10 лет, так что меня не напрягало ее присутствие. Аделаиду (Клеменс, партнершу по «Концу парада». – Прим. перев.) я знал 10 минут, но все тоже нормально вышло. Ты просто приходишь и делаешь это.

PLAYBOY Вам понравилось сниматься с Рупертом Эвереттом, который играет в «Конце парада» вашего сводного брата?

КАМБЕРБЭТЧ Еще как! В реальной жизни он абсолютно такой же, как в «Конце». Прямо словно со страниц этой книги сошел. Он прекрасен, этот Руперт. Всегда поддержит, поржет с тобой над чем-нибудь, посплетничает – сплошная радость с ним рядом находиться. Правда, в его присутствии надо следить за языком, потому что все, что ты ему скажешь, тут же окажется в его очередной автобиографии. Типа: «Так кто, ты сказал, с кем там переспал?» – «Без комментариев, Руперт, мать твою!» Но вообще он душка, у него прекрасные отношения с его бойфрендом Марком – по сути, ему посвящена вся последняя книга Руперта. Ужасная, кстати, книга. Не стоило Руперту выносить сор из избы.

PLAYBOY Расскажите, как снимались батальные сцены в «Боевом коне».


КАМБЕРБЭТЧ Незабываемое чувство – стоять в яме, напоминающей могилу, и смотреть на небо из-под каски-жестянки. Там такое небо, в Бельгии, я прямо шокирован был, когда впервые туда приехал: открытое, глубокое. А у тебя при этом горизонт сужается до размеров дырки от почтового ящика, потому что ты всегда в этой ужасной долбаной каске, это просто абсурд какой-то. Начинаешь понимать, какие адские муки испытывали здесь настоящие солдаты Первой мировой. Ты видишь только то, что ты делаешь, а в лицо тебе летит шрапнель. Я от этого едва головой не двинулся.

PLAYBOY Последнее время вам часто попадаются эдвардианские роли. Думали ли вы о том, почему так происходит и в каком образе вы останетесь увековеченным в людской памяти?

КАМБЕРБЭТЧ Не задумывался над этим. Само собой, всем часто предлагают образы, в которых они недавно имели успех, и мне приходится постоянно следить за собой, чтобы не повториться. При этом мне, конечно же, случается иногда и возвращаться к уже воплощенным образам – но вряд ли в этом есть какая-то система. Ну да, у меня вытянутое лицо, я выгляжу странновато, и мне идут эдвардианские костюмы, это правда. И георгианские тоже. Но не более того. ≤

Интервью Jessica Young/FAMOUS/FOTODOM
Перевод Анатолий Бобоха
Фото © Hartswood Films/BBC for MASTERPIECE






Возврат к списку

(Голосов: 8, Рейтинг: 3.68)