Кевин Смит и Джейсон Мьюз

Кевин Смит и Джейсон Мьюз PLAYBOY Большинство людей знают вас как Джея и Молчаливого Боба – закадычную парочку из «Клерков», «Догмы», «Ответного удара» и т. д. Помимо кино ваши персонажи представлены в комиксах, на ТВ и в полнометражном мультфильме. Что дальше – мюзикл?

СМИТ Мы подумываем о поющих голограммах типа той, что сделали с Тупаком Шакуром. Запишем кучу всякого дерьма и потом, когда помрем, сможем исполнять его со сцены.
МЬЮЗ А мне больше по душе крутая видеоигрушка.
СМИТ О да. Вообще у нас уже есть парочка приложений, но надо замутить еще такую игру, в которой мы бы мочили друг друга. Джей против Молчаливого Боба – вот что было бы круто. Только представьте себе этих ребят вооруженными до зубов! Все, решено: мы только что подписались под это!

PLAYBOY Вы сняли вместе порядка десяти фильмов. Кто кому обязан карьерой?

МЬЮЗ Определенно, я обязан Кевину. Мне бы и в голову никогда не пришло засунуть в кино такого персонажа, как я. До такого только Кевин додумался.
СМИТ А я определенно чувствую, что мой главный источник вдохновения – Мьюз. Этот парень совершенно, мать его, не фильтрует базар, не умеет держать себя в рамках. Я был взращен в мире, где вещи, зародившись здесь (тычет себя пальцем в голову), проходят через фильтр, просеиваются и лишь после этого выходят отсюда (показывает на свой рот). А прелесть Мьюза в том, что при рождении кто-то вытащил из него этот самый фильтр, и все, что только что зародилось у него в мозгах, сию же секунду срывается с языка.

PLAYBOY Вы встретились еще в детстве «на районе» в Хайленде, Нью-Джерси. Сразу стали лучшими друзьями?

СМИТ Не совсем. Сначала я относился к нему с подозрением. Мы начали общаться, когда мне было 18, а ему 14. Я унаследовал его от своих друзей. Мы как-то поехали в Нью-Йорк за комиксами, я был за рулем, а они взяли с собой Джейсона. Он был типичным занудой, только с уклоном во всякую грязь. Все время говорил только о пилотках, пилотках и еще раз пилотках – хотя было очевидно, что не видел пилоток с тех самых пор, как появился из одной из них на свет. А на обратном пути он снял в машине штаны и вытащил член.

PLAYBOY Что ты хотел этим сказать?

МЬЮЗ Я думал, это прикольно.
СМИТ Он такой: «Слушайте, всем холодно или только мне?» Я оборачиваюсь, а он сидит со спущенными штанами, поглаживает себя и приговаривает: «Тыдыдымц!» Я ему как заору: «А ну спрячь!» Но, потусовавшись с ним с месяц, я понял, что в этом и есть весь Джейсон. Да я его инструмент видел чаще, чем свой! Так что да, мы сдружились не сразу. Пришлось притираться. Но теперь мы лучшие друзья. Каждый день в 10 утра ходим вместе гулять с собаками. И те, кто в этот час проезжает по Голливудским холмам, всегда могут за очередным углом наткнуться на Джея и Молчаливого Боба, выгуливающих своих псин.

PLAYBOY Вы совместно ведете подкаст «Джей и Молчаливый Боб стареют». Одному из вас 38, второму – 42. Это, по-вашему, уже старость?

СМИТ Такое название – следствие нашего желания посмеяться над собой раньше, чем это начнут делать другие. Это убавит
их шуткам громкости. Помню, когда я предложил Мьюзу это название, он встал на дыбы: «Мы еще не старые!»
МЬЮЗ Я не ощущаю себя старым, но я определенно ощущаю себя старше. По мне, так корень «стар» – именно об этом. Об истории. Мы ведь уже 25 лет в этом варимся. У нас были взлеты и падения. Так что нам необязательно быть старыми, чтобы…
СМИТ (Смеется.) Да ты опять встаешь на дыбы, чувак! Расслабься: ты стар.
МЬЮЗ Да ну на фиг.

PLAYBOY Джейсон, о твоей смерти ходило больше слухов, чем о смерти Пола Маккартни. Скажи, читать о том, что ты умер, в шестой раз так же страшно, как и в первый?

СМИТ Первый раз был определенно самым страшным, причем для нас обоих. Мне позвонили из журнала People – это было примерно в то время, когда Беннифер снимали «Девушку из Джерси», – и спросили, хочу ли я высказаться по поводу кончины моего друга Джейсона Мьюза. Я тогда не видел Джейсона несколько месяцев, он пропал без вести. Я закричал «Ах, боже мой!», сделал заявление и повесил трубку. А через несколько секунд звонит Мьюз: «Все говорят, что я умер, – так вот, я не умер».
МЬЮЗ Я тогда был в пути из Калифорнии в Джерси. Я ехал четыре месяца, потому что в каждом городе останавливался и с кем-нибудь зависал. Мне позвонила сестра и сказала, что я умер. На самом деле умер мой двоюродный брат, его нашли передознувшимся на пляже. Его и перепутали со мной.

PLAYBOY В своих подкастах и лайв-шоу вы оба щедро делитесь интимными подробностями вашей сексуальной жизни. Как это воспринимают ваши жены?

СМИТ Моя жена очень рано поняла, что наша личная жизнь – вечный источник моего трепа. Она услышала, как я рассказывал в эфире о нашем первом сексе (я тогда порезался молнией от ее джинсов, истек кровью, но мы все равно побарахтались), и говорит: «Как же так, ты рассказал всем, что мы не предохранялись, когда у тебя была открытая рана на члене!» Я ей объяснил: «Да, все так, но ведь мы же влюбились друг в друга, мы кончили вместе, так что это очень светлая история».

PLAYBOY Вы работали с Беном Аффлеком и Мэттом Деймоном в «Догме» и еще нескольких фильмах. Чей юмор грязнее?

МЬЮЗ Бена.
СМИТ Бена, без вариантов! Я даже его электронные письма сохранял какое-то время – настолько они были грязны, истеричны и неправедны. Бен вообще один из самых грязных людей, которых я встречал в своей жизни. Вероятно, он сейчас стал поприличнее – все же женился. Кстати, его жена, Дженнифер Гарнер, меня не любит. Я работал с ней в «Кошках-мышках» – она меня чуть не закопала за мое чувство юмора.
МЬЮЗ Ты Бену жаловался?
СМИТ Поговорил с ним как-то. Сказал, мол, как же так – я ведь несу ту же хрень, что и ты! А он мне: «Ты что же, думал, что я разговариваю со своей женой так же, как с тобой? Надо же знать свою аудиторию, Кев!»

PLAYBOY Постоянная рубрика вашего шоу – «Давайте трахнемся». В ней вы заставляете людей принимать вычурные секс-позиции на потеху публике. Сами-то в жизнь претворяете такое искусство?

СМИТ Пытались ли мы повторить это дома? Лично я – нет. Ни одна из этих поз не выглядит комфортной. Не было среди них такой, чтобы я пришел домой и сказал: «Дорогая, сегодня попробуем Экивок-Кок-Блок!»
МЬЮЗ А я бы, кстати, попробовал Экивок-Кок-Блок!

PLAYBOY Кевин, как-то раз ты заявил, что Джейсон занимался сексом с Николь Ричи в душевой общественного пользования. Таблоиды тут же раструбили об этом, и все закончилось судебным разбирательством. Джейсон, это как-нибудь отвадило тебя от секса в общественных местах?

МЬЮЗ Я в любом случае так больше не могу. Моей жене это определенно не по нраву. Даже когда я пытался затащить ее в душ дома, она сказала: «Зачем мне трахаться в ванной?»
СМИТ Ох уж эти замужние дамы: «Зачем, почему...»
МЬЮЗ Я, если бы был холост, и сейчас покувыркался бы в душе. А так… Я уж и не помню, когда последний раз занимался сексом на людях.
СМИТ Так ведь на пляже тогда, в Австралии?
МЬЮЗ А, ну да, точно.
СМИТ Печально то, что он сделал это только ради байки. Мы отдыхали в Австралии, и он такой говорит: «А трахну-ка
я жену на пляже!» Я спросил – зачем, а он отвечает: «Чтобы было о чем рассказать в подкасте!»

PLAYBOY Вы оба работали продавцами в супермаркете, что легло в основу сюжета «Клерков». Вы и вправду отма-чивали такие же запредельные штучки, как ваши герои?

СМИТ Нет. Напротив, работа в магазинчике была сродни работе в библиотеке. Тихо, спокойно все. Люди входят, покупают сигареты и выходят. Единственное, что роднит фильм с реальными событиями, – парочка придурков, которые постоянно курили дурь у стенки снаружи здания. Эти люди стали прообразами Джея и Молчаливого Боба.

PLAYBOY Джейсон, у тебя, говорят, на съемках «Клерков» были проблемы с вживанием в образ Джея, хотя он был списан с тебя самого. В чем проблема-то была?

МЬЮЗ В диалогах. Мне было тяжело произносить фразы типа Snooch to the nooch. (Игра слов, означающая «Все ништяк». – Прим. перев.) И хотя прежде я произносил подобное тысячи раз, читать это с листа было дико. Просто когда я – это я, я не задумываюсь о том, что говорю. А нести такую околесицу устами другого парня – все равно что вынести ему мозг.
СМИТ Он смешно вживался в образ. Все ныл: «Зачем это мне говорить Snooch to the nooch?» – «Хороший вопрос, – отвечаю. – Затем, что ты говоришь так в обычной жизни».

PLAYBOY Кевин, поговаривают, что «Клерки-3», над которым вы сейчас работаете, твой последний фильм. Ты чего так на пенсию спешишь? Куда торопиться?

СМИТ Единственная причина, по которой мы здесь сейчас разговариваем, состоит в том, что я давно и безнадежно влюблен в кино. Но как-то раз, снимая «Двойной КОПец», я вдруг осознал, что я использую свою первую любовь – Леди Синему – как банкомат. Для оплаты счетов. Раньше каждый мой фильм был страстью, а теперь стал работой. Снимать кино сейчас – мое право, а не привилегия, как было раньше.

PLAYBOY Вы рассказывали, что на съемках «Двойного КОПца» едва не подрались с Брюсом Уиллисом. Теперь, по прошествии нескольких лет, расскажете, что случилось?

СМИТ За то, что я рассказал об этом, он обозвал меня нытиком. Но пусть катится подальше – он на съемках ныл каждый день. Типа: «Вы что, хотите снимать меня раньше 12?» И если при этом ты называешь меня нытиком, то ты сам – чертов нытик. В общем, я тогда впервые работал с актером, который снимается исключительно из-за денег. Я, Трейси Морган и другие – мы все тогда сильно урезали свои собственные гонорары, потому что очень хотели заполучить Брюса Уиллиса. А он принял это как должное и все время повторял, что нет такой суммы, которая компенсировала бы его участие в таком дерьме. Один раз мы реально сцепились, и он такой: «Не понял, ты что, замахнулся на меня?» А я ему: «Да у меня даже малые дети, когда я снимал их, так не капризничали!»

PLAYBOY Забавно, что человек, снявший фильм «Врежь кому-нибудь», не воспользовался возможностью врезать Брюсу Уиллису.

СМИТ Да, так и есть. Я так и не избил Брюса Уиллиса. Зато однажды я избил сову.

PLAYBOY Кого-кого – сову?!

СМИТ Как-то утром я вышел на балкон. И вдруг смотрю – прямо на меня летит эта сова! Прямо как в каком-нибудь фильме Ридли Скотта. Причем она не хлопала крыльями, она бесшумно планировала – так, будто собиралась схватить добычу. Было жутко. Я прикинул, что к чему, и понял – она же летит за моей собакой! Тогда я совершил самый смелый поступок в своей жизни – размахнулся и как сунул этой сове. Если бы за моей таксой прилетел Брюс Уиллис, я бы и ему так же сунул.

PLAYBOY Джейсон, ты как раз боролся с наркозависимостью, когда Кевин увлекся марихуаной. Ваша дружба не дала трещину из-за этого?

МЬЮЗ Трава отвратительна, но мне до этого нет дела, потому что я ее никогда особо не любил.
СМИТ Я думаю, это было справедливо. Знаешь что, ублюдок? Все те годы я работал с тобой, уторченным вусмерть. А так
ты почувствовал себя на моем месте!

PLAYBOY Кевин, прошло три года с тех пор, как тебя выперли из самолета за то, что ты, как ты сам сказал, был слишком толст, чтобы летать. Что изменилось за это время – кресла в самолетах стали шире или твоя задница уменьшилась в размерах?

СМИТ Такова жизнь, чего уж. Я к аэропортам потом и близко не мог подойти – чтобы меня там все снимать на мобилки начали ради прикола… А вскоре после этого мне нужно было ехать в Техас на ток-шоу, и как мне было туда добраться? Я арендовал автобус. Они спрашивают: «Сколько народу будет?» Я отвечаю: «Я один». А они мне: «А, так значит, это вы тот толстяк, который не может летать?» Вообще автобус стал для меня открытием. Я понял, что на нем я могу добраться куда угодно. Могу хоть по клубам по всей стране ездить, причем с друзьями – раз уж мне нельзя летать. Так что из всего можно извлечь пользу.

PLAYBOY Кевин, без обид, но ты и вправду слишком толст для полетов. Но при этом ты умудрился захомутать красотку жену. Поделись секретом!

СМИТ Все дело в чувстве юмора. А кроме того, когда я встретил Джен (актриса и журналистка Дженнифер Швалбах-Смит. – Прим. ред.), я как раз несколько месяцев сидел на диете и гонял на тренажерах. Я выглядел тогда неплохо. Так что если я и хотел найти себе чертову жену, то это нужно было делать именно в тот момент. Джен работала в USA Today и пришла ко мне, чтобы взять интервью, и, после того как оно закончилось, мы сидели и разговаривали еще часа два. Я из кожи вон лез, чтобы казаться интересным и остроумным человеком. Ну и под конец я попросил ее сопровождать меня на церемонию вручения премии Independent Spirit Awards, на которую меня номинировали за «В погоне за Эми». Она согласилась, и тут я вспомнил, что уже договорился с Сальмой Хайек: она снималась у меня в «Догме» и собиралась пойти со мной чисто по дружбе. Так что мне пришлось идти к Сальме и говорить, что я ее с собой не возьму. Она чуть на пол не рухнула. Думаю, это был первый раз, когда кто-нибудь отказывался от свидания с ней.

PLAYBOY Как-то раз ты жестко приложил в твиттере Нила Патрика Харриса. Это была пиар-фишка или же ты и вправду так на него взъелся?

СМИТ Он после выхода «Гарольда и Кумара» заявил: «У меня в команде настоящие актеры, не то что Джей из фильмов Кевина Смита». Он назвал Джейсона обдолбышем, который тупо накуривается и начинает выделывать всякое безумное дерьмо, а мы его в этот момент снимаем. Это было обидно. Парень, который приходит в качестве гостя в разные убогие сортирные шоу, критикует игру другого актера. А я же знаю, что Джей – прекрасный актер! Я знаю, кто он, знаю, что
он творит на экране и чего ему это стоит. Я написал Нилу, и, к его чести, он признал: «Да, ты прав, я ошибался». Но все равно нельзя вот так – потому что, если ты опускаешь другого актера, ты этим заявляешь, что ты сам как актер круче.






Возврат к списку

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.2)