ДЖАНГО

ДЖАНГО PLAYBOY Перерыв между вашим дебютным и вторым альбомом «Выше. Еще» – около 8 лет. Обычно музыканты стараются избегать таких длинных пауз, чтоб не забыли. Другое дело – поэты. Они могут хоть по стихотворению раз в пятилетку выдавать, никто им не указ. Вы больше музыкант или поэт?
ДЖАНГО Я стараюсь сочетать в себе и то и другое, хотя больше, конечно, музыкант. Со стихами  столкнулся лет в 30. Прочувстовал всю эту материю внезапно. Стараюсь найти такие слова, словосочетания, образы, которые меня самого удивляли и были бы сильнее моего понимания мира. Нечто такое что являлось откровением. Или даже то чего я еще не знаю. Обычно поэзия это не то, что идет из жизненного опыта человека, а то что идет из мистических прозрений, что ли. То есть из снов, из случайных фраз. Поэтому у меня новые песни не идут потоком. К тому же мне приходится сочетать несколько ипостасей: я и аранжировщик, и звукорежиссер, и продюсер и автор текстов и музыки. Еще и исполнитель. Слишком много деятельности, я от этого тоже страдаю. В идеале я бы сидел дома или в лесной избушке и сочинял бы песни, стихотворения, а потом бы просто выходил на сцену и исполнял их. Увы, так не бывает. Надо репетировать с ребятами, нужно где-то постоянно маячить, чтоб тебя не забыли... Это вредно сказывается на творчестве. Западным музыкантам хорошо, их шоу-бизнес бездушный, но справедливый. Написал одну гениальную песню – и она тебя может кормить всю жизнь.
PLAYBOY Речь о песне «Холодная весна»? Вы для себя объяснили как-то ее успех?
ДЖАНГО Слова к «Холодной весне» сочинил поэт Александр Обод. Но сначала была мелодия. В процентном соотношении успех на 55% обязан мелодии, на 45% – стиху. К «Холодной весне» я написал сначала припев. Собирался написать мелодию для того, чтобы продать ее какому-то нашему эстрадному исполнителю. По-моему, даже Повалий. Мелодия там удачная, но если бы не было настолько хорошего текста, эта песня бы не выстрелила. Скажу больше – даже доведенная до идеального состояния, эта песня могла бы кануть в лету, если бы не попала в фильм «Бой с тенью». За год до премьеры фильма я эту песню таскал по всем киевским радиостанциям. Мне говорили – да, хорошая. Даже пару раз пускали ее в эфир. И все. А когда она попала в фильм, ее тут же взяли на «Русское радио» в Москве. После Москвы уже и украинские станции подхватили. Продюсеры фильма, опять же, начали проталкивать саундтрек, рекламировать клип.
PLAYBOY БИ-2 так же выстрелили с «Полковником». Грустно осознавать, что вас знают только по «Холодной весне»?
ДЖАНГО У БИ-2 есть еще много хороших песен. Да и у меня вроде есть. Был такой случай: на одном мероприятии я встретился с Олегом Скрипкой и Евгением Гришковцом, с которым мы на тот момент еще не были знакомы. И вот Гришковец мне говорит: а ты тот самый Джанго, который «Холодную весну» поет? Я отвечаю в том смысле, что столько песен написал, а все знают только «Холодную весну». И тут вмешался Скрипка. Он сказал: чувак, привыкай, что у тебя всего одна песня. У меня то же самое – «Весна» и все. Люди ассоциируют практически любого исполнителя по одной песне. Не будем брать великих музыкантов, конечно. Но я надеюсь, что напишу еще несколько удачных песен.
PLAYBOY Инсайты, мистические прозрения – вы, стало быть, человек религиозный?
ДЖАНГО Я – православный человек. А православию свойственен мистический опыт в виде молитв, уединений, постов. Мне этот очень близко, в том числе и благодаря моему прошлому увлечению буддизмом и восточными единоборствами. Среди моих друзей есть и сэнсеи, и буддийские монахи, причем довольно известные. Например – Тэрасава-сан (японский религиозный и общественный деятель, миротворец – прим. ред.).
PLAYBOY У Гребенщикова увлечение восточной философией и христианством в песнях очень явственно прослеживается. А в ваших незаметно.
ДЖАНГО Честно говоря, я люблю противоречия и парадоксы. Набравшись восточного опыта я, наоборот, не сяду сочинять восточную музыку, скорей окунусь во что-то максимально русское. Не следует напрямую переносить на музыку свой опыт, музыку нужно исследовать. Я не пытаюсь переносить свой опыт на музыку. Самое главное в этом деле – быть искренним и честным человеком, простите за пафос.
PLAYBOY Чем вы занимались после выхода первого альбома?
ДЖАНГО Просто писал песни. В альбоме «Выше. Еще» те, что накопились за это время. Может, я где-то ленился, может не понимал, что мне дальше делать после того, как я выпустил очень удачный дебютный альбом. Он был на таком вдохновении написан, был в диковинку и для меня в том числе. А дальше чувство новизны закончилось, я стал искать другие краски, другое выражение, другие строчки. Сочинять по 10-20 песен о том, как я страдаю от неразделенной любви – уже не интересно. Хотя в этом и есть принцип существования поп-музыки. Половой вопрос. А я себя очень неуютно чувствую в когорте поп-исполнителей, понимая, что я к ней не принадлежу. Меня всегда интересовали какие-то другие вещи. Я могу петь только то, что я напишу. А написать могу только то, что мне близко и во что я сам верю. Если я буду писать то, во что не верю – не смогу спеть. Без веры петь не могу.
Замкнутый круг.
PLAYBOY У каждого творческого человека есть техники погружения в “режим творца”. Кто-то пьет, принимает наркотики, кому-то нужен секс, адреналин. А что делаете вы?
ДЖАНГО Секс точно нет. Если секс – то забудь о творчестве. Даже боксерам перед серьезным боем не рекомендуется заниматься сексом. Энергия уходит. А энергия в творчестве нужна колоссальная. У нас модно все сравнивать с трудом шахтера. Есть, мол, некий тяжелый физический труд. Так вот, человек может выдержать, скажем, 4 часа изнуряющего непосильного труда. Но выдержать два часа тяжелейшего поиска удачной строчки может уже не каждый. Это электростанция, которую нужно запустить для того, чтобы зажечь мощный прожектор, равный по силе солнцу. Ядерную бомбу в себе взорвать. Песня – это четко сфокусированный луч определенной эмоции. Что мне действительно нужно, так это полное освобождение от всяких бытовых мыслей, от производственных вопросов. Когда у меня получается что-то сочинять, то я вырубаюсь из реальности. Это единственный способ. Надо как минимум себя изолировать от мира. Погрузить себя в состояние, когда тебе уже все равно – едет на тебя машина или не едет, потому что ты ее все равно не видишь. Отключиться от видимой логической реальности. Для этого, как я понимаю, люди пьют или глотают наркотики. Я ее отключаю с помощью тишины либо чтения мощных текстов, вроде Хлебникова, Библии или Упанишад. Можно что-то налить только в пустой сосуд, как говорят древние мудрецы.
PLAYBOY Ваш тезка Джанго Рейнхардт – крутейший гитарист. А у вас есть культ гитары?
ДЖАНГО Я не вижу смысла коллекционировать гитары, не являясь при этом гитарным виртуозом. У меня все для производства есть, и акустические гитары, и электро, но не больше, чем нужно. Лучше хорошо играть, чем иметь много гитар. А сочинять мне удобно на одной единственной гитаре с мягкими струнами. Появится много денег – куплю себе еще несколько хороших гитар, для работы. Либо закажу у мастеров гитару конкретно под себя.
PLAYBOY Как вам удалось ни разу не попасть на страницы желтой прессы, занимаясь шоу-бизнесом? Ни с кем не подрались, никому не изменили с другой…
ДЖАНГО Я стараюсь все незаметно делать. (смеется) Если серьезно, то сам страдаю от этого. Хотел бы какую-то шебутную штуку отмочить, но как-то эта сфера со мной не пересекается. По ночным клубам не шастаю, по бандитским районам не шарюсь, с криминалом дружбы не вожу, хотя для многих музыкантов и поэтов такая дружба – неизбежная вещь. О личной жизни не распространяюсь. Есть любимая женщина – остальное касается только меня и ее.
PLAYBOY Как скоро ждать следующего альбома, и ждать ли?
ДЖАНГО Недавно пришло осознание того, что я не знаю своего будущего, поэтому нечего волноваться. И это с учетом того, что я – тайм-менеджер и страшный планировщик. Но я прекратил планирование. От него есть толк только на коротких дистанциях. День, неделя, месяц. Но распланировать свой рост, свою судьбу, невозможно. Интуитивно чувствую, чего бы я хотел достичь. Но что делать для этого – непонятно. Вроде бы – продолжать сочинять песни.






Возврат к списку

(Нет голосов)