Пирс Броснан

Пирс Броснан Интервью RUDIGER STURM
Перевод ТАТЬЯНА МАТВЕЕВА

PLAYBOY В драме «Долгое падение» вы затронули довольно щекотливую тему.
БРОСНАН О да, сегодня за завтраком я подумал: «Боже мой, самоубийство! Но будет здорово поговорить об этом на интервью». Смерть, я все время буду разглагольствовать об этом.
PLAYBOY А вы просто рассматривайте это как психотерапию.
БРОСНАН Отличная идея! Так я сэкономлю на психоаналитике.
PLAYBOY А он вам нужен? Вы ведь сами пережили боль утраты близких людей. Ваша первая жена умерла от рака, а летом 2013 года и ваша дочь…
БРОСНАН К счастью, у меня есть моя профессия и искусство. Я снова взялся за кисти, когда жена находилась на последней стадии рака. Весь инвентарь давно пылился в шкафу. Однажды ночью я совершенно спонтанно достал его и начал работать. Все мои чувства и страдания выплеснулись наружу –
неистово и открыто. Так я понял, как преодолеть черную пустоту и безысходность от приближающейся смерти.
PLAYBOY Император Марк Аврелий сказал: «Не смерти должен бояться человек. Он должен бояться никогда
не начать жить». Вы согласны с этим?
БРОСНАН Полностью. Нужно жить мужественно, великодушно и страстно. Я сам стараюсь так делать. Поэтому мне бы не пришла в голову мысль, подобная той, что посетила моего киногероя. Его переполняют тщеславие и ненависть к себе. А когда его еще приговаривают и к тюремному заключению, он не справляется с таким унижением.
PLAYBOY В жизни вам тоже пришлось многое пережить.
Вы росли в Ирландии в разных приемных семьях, так как ваша мать училась в Англии. А когда в 11 лет вы переехали к ней, в школе над вами насмехались и дразнили ирландцем.
БРОСНАН Но как-то у меня получилось с этим справиться. Когда ты преодолеваешь трудности, у тебя появляется азарт к жизни. Так я всего достиг. Дважды я менял страну: сначала я переехал из Ирландии в Англию, затем – из Англии
в Америку. У меня нет хорошего образования. Уже в 16 лет я бросил учебу в школе. Я всегда был аутсайдером. Но это дало мне силы оторваться в творчестве.
PLAYBOY И с девушками?
БРОСНАН С девушками все началось немного позже. В като-лической школе в Ирландии меня научили стыдиться всех дурных помыслов. Поэтому я долго оставался послушным и невинным мальчиком. Можно сказать, мне повезло, что в 11 лет я уехал в Англию. Здесь я встретил учительницу географии. Ах, у нее была чудесная облегающая юбка. До сих пор перед глазами картина, как она стоит у доски. Не то чтобы у меня с ней что-то было.
PLAYBOY А кто же первая, которая для вас что-то значила?
БРОСНАН Ангела Гроссман, немка. Она ходила со мной в школу в Англии. С ней у меня тоже ничего не было. Но она мне очень нравилась, и я ей. Она была очень красивая. И когда один пацан, который меня доставал, начал ее оскорблять,
я его отдубасил, а затем директор наказал меня за это палкой.
PLAYBOY Было очень больно?
БРОСНАН У меня была толстая кожа, я ведь привык к побоям католических монахов. По сравнению с тем, что было
в Ирландии, это ничто. (Смеется.)
PLAYBOY Вам действительно смешно? Некоторые дети ломаются от постоянных телесных наказаний.
БРОСНАН Почитайте эссе Джорджа Оруэлла «О радости детства…» о пережитом в английских интернатах. Такой жестокости я не испытывал. У меня присутствовала еще некая романтика, все-таки я жил за городом и в кругу семьи.
PLAYBOY Монахам удалось выбить из вас католическую веру?
БРОСНАН Я сохраняю веру, с которой родился. Без христи-анства я бы пропал. Оно спасало меня в самые тяжелые времена, когда я переживал потерю любимых людей. Однако в итоге я пришел к совокупности разных религий. Как-то раз я был на мероприятии с далай-ламой. Кто-то спросил, что есть его религия, и он ответил так: «Любезность, доброта». Могу только подписаться под каждым словом. Делай добро, будь дружелюбен к людям, добивайся лучшего.
PLAYBOY Но вы верите в Бога, не так ли?  
БРОСНАН Да. Я считаю, что существует высшая сила. А иногда мне кажется, что там ничего нет. Последний вздох – и конец. Ни рая, ни ада. Но я не хочу в это верить. Должна быть высшая ступень сознания, и это убеждение вселяет мир в мою душу. Больше объяснить не могу – я не великий философ, для этого моего интеллекта недостаточно.
PLAYBOY Вы уверены, что смерть не заканчивается смертью?  
БРОСНАН Верно. Ведь я могу ощущать людей, которых потерял. Иногда мне кажется, будто они меня направляют.
Но такое невозможно объяснить рационально.
PLAYBOY А если однажды придет ваш черед…
БРОСНАН Надеюсь, что у меня хватит мужества уйти достойно.
PLAYBOY А вы делаете что-нибудь для того, чтобы это случилось не так скоро? Проходите медосмотры?
БРОСНАН Безусловно. Регулярно наступает момент, когда
за спиной я слышу чавкающие звуки от резиновых перчаток: «Доктор, может, не будете заходить так глубоко?» (Смеется.) На самом деле очень важно заботиться о себе. У меня есть дети, и я хочу пожить еще какое-то время. Поэтому я зани-маюсь спортом. Мы живем в Калифорнии у океана, так что
я плаваю на веслах, хожу в походы, катаюсь на велосипеде.
PLAYBOY И надеюсь, с супругой вам также весело.
БРОСНАН Конечно! Мы все-таки уже 20 лет вместе. Это такое счастье, что она есть у меня. Сегодня я встал в 6 утра, чтобы целый час разговаривать с ней по телефону.
PLAYBOY Она не с вами?
БРОСНАН Нет, она с нашими детьми. Она всегда давала мне свободу заниматься моим делом.
PLAYBOY Она также дает вам свободу с другими женщинами?
БРОСНАН Только в кадре. С такой «изменой» она готова мириться, но только с такой.
PLAYBOY А как ваши сыновья? Одному 17 лет, другому 13. Они наверняка уже давно общаются с противоположным полом…
БРОСНАН О да, наш дом просто забит юными красотками.
PLAYBOY А вы даете сыновьям советы о любовной жизни?
БРОСНАН Не знаю, насколько они им пригодятся. К счастью, такими вопросами занимается моя жена. Я только говорю, чтобы ребята были осторожны. Мы же не хотим, чтобы у них и у девочек возникли проблемы. И ребята должны вести себя как джентльмены.
PLAYBOY А что, есть повод для беспокойства?
БРОСНАН Я боюсь, да, потому что ребята могут быть слишком безрассудными. С другой стороны, я и сам был таким в их возрасте. В некоторой степени сыновья – это мое отражение. До сих пор они еще ничего плохого не натворили.
PLAYBOY Возможно, вам нужно чаще бывать дома и больше их контролировать.
БРОСНАН Я стараюсь, но не для того, чтобы держать ребят на коротком поводке. Им необходима некоторая степень свободы. Я просто хочу быть рядом со своей семьей, потому что семья – самое важное, что есть в моей жизни. Ничто другое не доставляет мне столько радости.
PLAYBOY А как же ваши фильмы?
БРОСНАН Они приходят и уходят. Безусловно, мне доставляет удовольствие делать кино, мне нравится этот процесс, но, когда фильм снят, я двигаюсь дальше. Некоторые из моих фильмов имеют успех, некоторые проваливаются. Конечно, я всегда надеюсь на первый вариант. Однако по сравнению с семьей это все для меня не так важно. Когда в 60 лет ты можешь испытывать что-то необыкновенное, тебе хочется этим наслаждаться.
PLAYBOY А вы разве не наслаждаетесь своим статусом
в бизнесе? Неужели вам не свойственно тщеславие?
БРОСНАН Пожалуй, было время, когда я был в его плену.
Во времена сериала «Ремингтон Стил» я пытался копировать Кэри Гранта. Он был моим кумиром. И вскоре ко мне пришел успех, я появлялся на обложках журналов и считался секс-
символом, что тешило мое самолюбие. Но мне также
и досталось за это.
PLAYBOY От кого?
БРОСНАН От СМИ, от продюсеров, которые не хотели давать мне определенные роли. И мне пришлось поджать хвост и начать думать, как мне избавиться от образа, который я сам себе создал, и изменить свое актерское амплуа.
PLAYBOY С этой точки зрения вы должны были радоваться, что вашего Бонда отправили в отставку.
БРОСНАН В общем-то, да. Роль превратилась уже в жесткий корсет, когда ты не можешь проявить себя в полной мере. О том, как закончилось мое участие в бондиане, можно еще долго дискутировать. Но сегодня мне кажется, как будто все происходило в совершенно другой эпохе. В любом случае Бонд был для меня подарком. Он запустил меня на орбиту международного кинематографа. Но затем я должен был совершенствоваться и пробовать фильмы и роли другого плана – такие как «Долгое падение». Если бы я продолжил делать то же самое, я бы зашел в тупик.
PLAYBOY Что вы думаете о новом Джеймсе Бонде?
БРОСНАН Долгое время обходил эту тему. Как-то раз хотел посмотреть «Казино «Рояль». Это было в самолете, на высоте 11 000 м. «Хорошее расстояние», – подумал я тогда. Включил фильм, но через несколько минут он прервался. Неполадку устранили, но картинка снова пропала. В третий раз изоб-ражение застыло на крупном плане с Дэниелом Крейгом,
и я подумал, что хватит. Следующего Бонда я не смотрел.
PLAYBOY А что насчет «007: координаты «Скайфолл»?
БРОСНАН Его мне не удалось избежать. Каждый день, когда я выходил из отеля, чтобы ехать на съемки «Долгого падения», мимо проезжал автобус с фотографией Дэниела. Когда
я включал радио, какая звучала песня? «Скайфолл», Адель. В итоге я сдался: «Ну что ж, давайте посмотрим этот фильм».
PLAYBOY И как вам?
БРОСНАН Блестяще! Сэм Мендес поднял Бонда на совершенно новый уровень. А Дэниел – великолепный, увлеченный актер, сгусток мощной энергии.
PLAYBOY Вы действительно после не жалели ни о чем?
БРОСНАН Нет. Бонд вошел в мою жизнь в самый подходящий момент, но этот этап закончился. В плане карьеры бондиана стала для меня золотым временем. У меня просто изумительная жизнь для человека, который в 16 лет бросил школу и не имел ничего, кроме папки, набитой рисунками и картинами.
PLAYBOY А как вы с этой папкой оказались в актерской профессии?
БРОСНАН Череда случайных встреч. Я начал учиться на иллюстратора и познакомился с людьми, которые привели меня в экспериментальный театр. В глубине души я мечтал стать актером. Стать Клинтом Иствудом, Уорреном Битти, Стивом Маккуином. Когда я смотрел Джеймса Бонда,
я думал: «Вот это бы мне подошло». Это были мои мечты,
да. Но человек становится тем, кем видит себя в мечтах.
PLAYBOY Но сегодня вам хочется проводить время с семьей. Как насчет пенсии?
БРОСНАН Никак. Чем мне тогда заниматься? Мне необходимо что-то делать.
PLAYBOY Вы могли бы писать картины.
БРОСНАН Это удовольствие для души. Да на нем и не заработаешь. Я не продаю свои картины, а если и продаю, то только
в благотворительных целях.
PLAYBOY Вы могли бы заниматься бизнесом?
БРОСНАН Категорически нет. Для этого нужна холодная голова, а я ищу в жизни романтику и хочу наслаждаться ею каждую секунду. Прежде всего сейчас, когда я знаю цену. Когда твой близкий человек делает последний вздох у тебя на руках – это сильное потрясение и опыт, и с этим знанием ты пытаешься жить дальше, делать добро и получать его в ответ.
PLAYBOY А это были бы подходящие слова в завершение нашего сеанса психотерапии.
БРОСНАН Ничего не имею против! Но признаться, я уже и сам не знаю, что я вам тут наговорил.






Возврат к списку

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)