Игги Поп

Игги Поп Интервью ROB TANNERBAUM
Перевод Анатолий Бобоха
ФОТО GAVIN BOND

PLAYBOY Считается, что The Stoogies расчистили поляну для панк-рока. Когда вы начинали в Мичигане в конце 1960-х, публика была такая же заводная, как сейчас?
ИГГИ Ох, черт, ну, конечно же, нет.
Были времена, когда публика в первых рядах просто стояла и пялилась на
нас, зачарованно роняя слюну, – и это считалось хорошо. Потом стало еще хуже: стали появляться злые первые ряды, озадаченные первые ряды
и равнодушные первые ряды. Мне запомнился один концерт в начале 1980-х. Я тогда выступал соло, и меня слегка достала банда, которая мне подыгрывала, поэтому перед тем, как раздолбать сцену, я решил сыграть пару хитов. Они начинают играть первый, и тут я понимаю, что звучит это как полное дерьмо. Я говорю им: «Стоп, стоп, давайте что-нибудь другое!» Короче, мы так прошлись чуть ли не по всему репертуару, но мне все
не нравилось, я не дал им сыграть ни одной вещи, а потом развернулся и ушел со сцены. Мой менеджер Генри схватил меня за закрылки и говорит: «У нас нет денег до следующего города доехать, а ну бегом обратно!» Я тогда приговорил целый литр бурбона в одно лицо – настолько сильно расстроился. Но знаешь, годами позже люди признавались мне, что тот концерт был самым занятным из всех, на которых они были! У меня были периоды, когда я собирался, например, давать концерт без передних зубов – чтобы вынести всем мозги. Но за моими фрик-шоу всегда стояла серьезная работа и подготовка. Я никогда не давал плохих концертов.
PLAYBOY Вы часто говорили, что The Stoogies не раз жили впроголодь и публике на них было плевать. Видимо, вы всегда считали эту группу великой, раз, несмотря ни на что, гнули свою линию?
ИГГИ Да, считал. Я не только всегда считал нас во сто крат лучше остальных, куда более успешных групп, но и полагал – да и сейчас полагаю, без обид, – что все они полное дерьмо.
PLAYBOY А какие конкретно группы вы считаете самыми дрянными? Названия можете сказать?
ИГГИ Нет, не скажу. Когда я сижу тут с тобой, вместе со мной сидит мой внутренний политик, который следит, чтобы мне снова не пришлось жить впроголодь и чтобы публике не было опять на меня плевать. Часть меня просит: «Ну скажи, как думаешь, ведь они все и вправду дерьмо». Но иногда я должен глушить в себе этот голос.
PLAYBOY Теперь вы чувствуете, что люди признали важность The Stoogies и вы не зря верили в эту группу?
ИГГИ Последние 10 лет стали для меня самыми спокойными и расслабленными за всю мою жизнь. Я вижу, что людям и вправду интересно у нас на концертах. Они там счастливы – причем сильнее, чем даже еще три
года назад.
PLAYBOY Можете назвать лучшего, на ваш взгляд, «живого» исполнителя?
ИГГИ Джеймс Браун был шикарен. Тина Тернер неплоха с определенной точки зрения. А еще мне посчастливилось пару раз видеть живьем Nirvana, оба раза в маленьких клубах вместимостью до 200 человек. На втором концерте Курт Кобейн сказал мне: «Ты наше проклятие – каждый раз, когда ты приходишь, мы играем дерьмовей некуда». А потом он как-то раз, когда мои тяжелые времена были позади, позвонил мне на автоответчик и пригласил поработать с ним в студии. Я перезвонил ему, чтобы не показаться невежливым. Но желанием записываться с ним я не горел. Да я, знаешь ли, даже с Мадди Уотерсом суперсессию мутить не стал бы.
PLAYBOY Когда вы росли в Мичигане и вас еще звали Джеймсом Остербергом, ваша семья жила в трейлере. Это как-то повлияло на вашу музыку?
ИГГИ В определенном смысле да.
Это был маленький трейлерный парк в глуши, по федеральному шоссе 23, двухполосной асфальтовой дороге. Милое такое местечко, окруженное каменными карьерами, в которых можно было купаться, и лесными дебрями, где водились дикие животные, а еще кукурузными, пшеничными и бобовыми полями. Но я определенно ощущал все это иначе, чем другие детишки, потому что я жил в трейлере, а они в частных домах. В средней школе Анн-Арбора моим лучшим другом был Кенни Миллер, чей отец, Арджей Миллер, рулил тогда компанией Ford. Кенни мог взять на уроке мой учебник, написать в нем «Остерберг откуривает у дохлых собак» и вернуть мне обратно. Ребята позлее любили прийти и слегка потрясти мой трейлер. Все это вело к тому, что во мне копилось что-то вроде злобы. Странная вещь: люди, которые меня не знали, потом спрашивали моих музыкантов, не мажор ли я. «А то он ходит так, как будто все вокруг его».
PLAYBOY Не то чтобы это было самым важным, но все же: вы и вправду откуривали у дохлых собак?
ИГГИ (Смеется.) Нет. Я вообще никогда ни у кого не откуривал.
PLAYBOY У вас вообще было личное пространство в этом трейлере?
ИГГИ Нет. Гораздо позже я осознал, что жизнь в трейлере учит очень важной вещи: жизни в коллективе. Три чело-века круглые сутки в одном помещении площадью 500 квадратных футов – и это еще наш самый большой трейлер, до этого у нас был 400-футовый. Мои родители во всем себя ограничивали. В доме не было алкоголя, например. В пятом или шестом классе я увлекся музыкой. А если бы этого не случилось, я наверняка стал бы проповедником вроде Джимми Сваггарта.
PLAYBOY После знакомства с вами
люди обычно разочарованно говорят: «Я вовсе не такого человека ожидал увидеть». А кого они ожидают – орущего зомби с капающими слюнями?
ИГГИ Некоторые – да. Когда ты молод, тебе хочется прийти к каждому и показать, кто ты. Позже, когда ты что-то собой представляешь, тумблер переключается, и теперь уже люди
идут к тебе. В том числе и психи.
У них всегда странности восприятия: «Ух ты, да он же не водитель лимузина, он джигу танцует!», «Ба, я-то думал,
он сантехник, а он драмы пишет!». Давным-давно, когда я еще был холостяком, некоторые мои партнерши просили меня: «Слушай, ну ты же Игги Поп, ну ударь же меня! Хлестани меня! Сделай больно!»
PLAYBOY Кстати, о «сделать больно».
Что вы предпочитаете в сексе?
ИГГИ Темные тона. (Смеется.) Плюс телесные тона. Подробнее не скажу,
без обид. Я сейчас куда менее открыт, чем раньше.
PLAYBOY Еще одна вещь, идущая вразрез с представлениями о вас, – коллекция живописи, которой
вы владеете.
ИГГИ Когда я жил в Нью-Йорке в 1990-х, бродвейский танцор Джеффри Холдер собрал замечательную коллекцию гаитянского искусства. Он выставил
ее на аукцион «Сотбис», а мне она всегда нравилась. Я тогда только что развелся, и мне хотелось потратиться на что-то, что нравится лично мне.
Я пошел на аукцион и купил несколько картин из коллекции Джеффри. Парочку работ Эдуарда Дюваль-Карье, Андре Пьера и Джорджа Леутадуса.
Я могу часами сидеть и смотреть
на любимую картину или скульптуру – так, как другие часами смотрят любимые телешоу. Мне не нужно, чтобы все двигалось.
PLAYBOY Мы уже поняли, что сегодня вы не закидываетесь перед выступлениями. А как насчет выпивки?
ИГГИ Сейчас я пью красное вино. Но на работе я теперь трезв как стеклышко. Всегда. Вот уже восемь лет как ни-ни перед концертом! Максимум – пару-тройку больших эспрессо в отеле утром, в день выступления.
PLAYBOY Какой приз вы хотели бы получить больше всего?
ИГГИ У меня есть ассистент, и, если
мы не общаемся с ним несколько дней, я звоню ему и говорю: «Эй, Спенсер, мне там еще Нобелевку не дали?»
А он всегда отвечает: «Не-а». А надо бы! За весь тот мир во всем мире, который мы с The Stoogies провоцируем, колеся по планете и гася своей музыкой позы-
вы к насилию, возникающие у людей.
PLAYBOY Вы написали много песен о смерти, а прошлогодний альбом The Stoogies так и вовсе называется Ready to Die. Какой будет первая фраза в вашем некрологе?
ИГГИ Ох, дорогуша. Наверное, напишут: «Он изобрел стейдж-дайвинг». У меня есть домик на Каймановых островах, там куча акул. Когда я там плаваю, я всегда думаю: «Эй, парень, нападение акулы может решить все твои проблемы!» Серьезно, я не хочу дожить до инвалидности или дома престарелых, поэтому я надеюсь на нападение акулы. Это будет правильно.
PLAYBOY Недавно вы снялись в рекламе Chrysler, что многих удивило. Кроме того, вы разрешили использовать песню Lust For Life в рекламе круизных теплоходов Royal Caribbean. Как ощущаете себя в роли коммерсанта?
ИГГИ Была еще реклама парфюма и страховой компании. Вот что я об этом думаю: коммерция – это то, что бизнесмены с гитарами рядят в одежду искусства и потом впаривают народу через тупые радиостанции, где сидят жирные козлы в подтяжках и бейсболках и собирают весь тот мусор, который слушают люди. Так вот, я никогда
не делал ничего подобного! Ни разу. Если ты пишешь коммерческий хит,
ты понимаешь, что пишешь коммер-ческий хит. И большинство людей, которым нравится моя музыка, только рады оттого, что после всего пройденного мной я могу наконец не думать о деньгах и крыше над головой. Можно сказать, по отношению ко мне просто восторжествовала справедливость.
PLAYBOY И когда ваша финансовая ситуация начала выправляться?
ИГГИ Это началось где-то в середине 1980-х, после того как Дэвид Боуи записал нашу песню China Girl. Она и сейчас неплохой источник дохода. Я тогда купил угол на Бликер-стрит, а потом – в 1998-м – еще и домик
в Майами и с тех пор в основном живу там. Но я прожил 20 лет в Нью-Йорке, а это непростой город. Я его победил.
PLAYBOY Кстати, о Боуи. Ходят слухи, что у него рак. Можете что-нибудь сказать об этом?
ИГГИ Я о Боуи вообще ничего не могу сказать. Мы с ним последний раз общались лет 10 назад.
PLAYBOY В прошлом году люди в твиттере не верили, что вы отметили 66-летие. Что больше всего вас удивляет в старении?
ИГГИ То, что стареть – это не очень круто! (Смеется.) Большую часть своей жизни я был равнодушен к тому, что чувствуют другие. Теперь я стал мягче. Вот это удивляет. А еще то, что я скучаю по своим родителям.
PLAYBOY Вы пенсию получаете?
ИГГИ Нет. Мне посоветовали немного подождать – там чем дольше ждешь, тем больше тебе выдают потом.
Но вообще-то у меня нет тяги к гос-
субсидиям. Не думаю, что пенсия по возрасту – подходящая вещь для меня.
PLAYBOY Ну хоть скидками на билеты в кино пользуетесь?
ИГГИ Нет. Правда, мой менеджер вот уже 16 лет пытается заставить меня вступить в Американскую ассоциацию пенсионеров. Каждый год он присылает мне письмо со словами: «Джим, тебе и вправду пора подумать об этом.
Это даст тебе кучу реальных скидок!» Ну а я каждый год отправляю эти письма в мусорный ящик.






Возврат к списку

(Голосов: 4, Рейтинг: 3.38)