Жизнь после порно. Часть 1. Кэй Паркер

Жизнь после порно. Часть 1. Кэй Паркер

Бывает ли жизнь после славы в мире порно? Чтобы выяснить это, корреспондент Playboy побывал в гостях у трех богинь наших мокрых снов 80-х.

Я гоню по раскаленной пустыне Мохаве среди юкк и кактусов. Только что в Южной Юте завершился месяц моих скитаний по грезам забытой юности. Когда редакция PLAYBOY предложила мне сделать репортаж об отставных порнозвездах, я долго раздумывал: не очень-то хотелось знать, как выглядят сейчас те, кого ты запомнил молодыми и похотливыми. А потом согласился. Надо как-то приходить в себя в плане личной и сексуальной жизни после недавнего развода. И кто, спрашивается, поможет в этом лучше, чем порнозвезды?

Мое путешествие началось с визита к Кэй Паркер, запомнившейся главным образом по сценам с инцестом в культовом «Табу». Когда-то эта рыжая бестия считалась главной скромницей мирового порно. С ее британским акцентом и невинным взглядом в фильмах про трах она казалась инородным телом, пусть и с грудью четвертого размера. В индустрию 33-летняя Паркер пришла в конце 70-х. В славные времена витиеватых диалогов и лобковых джунглей фильмы категории Х были больше политическими декларациями, нежели развлечением для взрослых. На съемках актеры складывали одежду так, чтобы ее можно было оперативно натянуть, спасаясь от полицейской облавы. VCR-кассет еще не было; фильмы с Паркер крутили в старых кинотеатрах, которые посещали секс-экспериментаторы и упыри в длинных пальто, садящиеся как можно дальше друг от друга.

В целом Паркер за свои 67 лет снялась менее чем в 100 лентах, что для порнозвезды крайне мало. Куда больше у нее предыдущих инкарнаций – целых 182. Все закрутилось в древней Атлантиде, где Кэй была женщиной-ученым и звездой, посланной на Землю для Вознесения Господня в Четвертое измерение. По крайней мере, она так думает. И вообще Кэй уже давно зарабатывает на жизнь магией и духовными практиками, так что я не был удивлен, когда на второй день общения она взялась погадать мне. Впиваясь пальцами в мякоть моего предплечья и мяукая что-то своим высшим силам, Паркер в деталях разложила историю моей жизни, в довершение всего отыскав некий «осколок души». Что это такое, я так и не понял, но возникло оно из-за изнасилования, произошедшего по материнской линии шесть поколений назад в Восточной Европе.

После этого мы долго сидели на диване. Я делал записи, а она слушала хор кошек за окном и звон в правом ухе. Звонили из высших сфер – думаю, это был дух ее ментора, существа по имени Аарон.

– Насколько важную роль играет в вашей жизни секс? – спросил я.

– У меня не было его более шести лет, – ответила Паркер. – Я осознала, что секс не настолько важен, как все думают. Когда мы самоудовлетворяемся или удовлетворяемся на пару с кем-либо, на базовом уровне это акт единения – с богом или же с условным Фредом. Но сегодня, после того как порно стало настолько доступно в Интернете, секс стал пустым. Мне кажется, сейчас люди больше мастурбируют, чем вступают в интимную связь с другими.

«За что боролась, на то и напоролась», – не мог не подумать я.

Она зыркнула на меня могильным взглядом и заключила:

– Если бы все, занимаясь сексом, думали о единении с богом, на планете бы тут же закончились войны. Это и есть Четвертое измерение. Единение, соединение…

Тут ее прервал удар часов с маятником. Кошки за окном завопили как прокаженные, а входная дверь открылась. 

– Входите! – пропела Паркер.

Но за дверью никого не было.







Возврат к списку

(Нет голосов)