Жизнь после порно. Часть 2. Эмбер Линн

Жизнь после порно. Часть 2. Эмбер Линн
Бывает ли жизнь после славы в мире порно? Чтобы выяснить это, корреспондент Playboy побывал в гостях у трех богинь наших мокрых снов 80-х.

С Эмбер Линн я встретился в отеле Viceroy. Она была в сногсшибательном коротком платье того же карибско-голубого цвета, что и ее глаза, на 10-сантиметровых шпильках и с дорогущей укладкой шелковых волос. Казалось, когда она шла через холл, за ней двигался луч прожектора – настолько ослепительно она сияла.

Когда-то Эмбер вместе с подругой Джинджер Линн и известной по мейнстримовому кино Трейси Лордс входила в тройку Золотых богинь порно. Изящная девушка а-ля Мелани Гриффит с белокурыми кудрями по моде середины 80-х, она вела образ жизни настоящей рок-звезды – с глянцевыми обложками, лимузинами, пентхаусами в дорогих отелях и горами перуанского кокаина. С середины 80-х по середину 90-х Эмбер снялась в 373 фильмах, а по окончании порнокарьеры еще 10 лет танцевала в стрип-клубах со средним заработком $25 000 в неделю (долларовые купюры, извлеченные из-под резинок стрингов, просто выбрасывались). В конце концов Эмбер опустилась до самого что ни на есть горьковского дна, вошла в контры с законом и переродилась в муках, чтобы к концу третьего десятка наконец стать хорошей девочкой. В свои 47 она вот уже 11 лет как трезвенница. Работает агентом по продаже элитной недвижимости и на общественных началах оказывает психологическую помощь молодым наркоманам, включая порнозвезд.

Запивая газированной водой низкокалорийный салат с тунцом, Эмбер Линн рассказывала о себе. Она родилась в не самой благополучной семье после того, как в возрасте двух лет от порока сердца умерла ее сестра. Дальше все и вовсе пошло худо: отца застукали с любовницей, мать после развода надолго слегла в клинику неврозов, а трехлетнюю Линн отдали в приемную семью, где ее нещадно лупили. В семь ее наконец вернули матери, но лишь для того, чтобы в том же году на ее глазах матери оторвало голову в жутком ДТП с бетономешалкой. Девочку отдали отцу, который к тому моменту успел жениться на любовнице и завести от нее пару детей – с учетом братьев Линн и сыновей любовницы от первого брака мальчиков в семье стало восемь. А спустя три года папаша благополучно упился до смерти.

«Понимаешь, я росла Маленькой Линни, – вспоминала Эмбер, посасывая своего тунца. – Я чувствовала себя ребенком, рожденным «на замену», в память о мертвой девочке, до кучи опекаемым и допекаемым толпой братьев. А тут вдруг поняла, что это страшная сила – когда на тебя сворачивают шеи все мужики. Я думала, она поможет мне расстаться с имиджем всеми брошенной маленькой девочки».

Дальше был Голливуд, рок-клубы, потеря девственности, сессия в Penthouse и, конечно же, пробы «в кино». Линн знала, что это за кино: режиссер был ветераном фильмов для взрослых. Поэтому она нервничала и с готовностью приняла от него предложение дунуть крэка для успокоения нервов. Некоторый опыт употребления веществ у нее уже был: «Мы бухали, долбили ЛСД – да у меня дудки по всему дому разбросаны были!» Увы, девушка все же слабо представляла, что такое крэк. Когда она вспомнила свой первый приход в лобби Viceroy, по лицу ее прошла такая тень, что на его поверхность выползли следы всех пластических операций: «Это как пение птиц. Свет становится ярче, и вот я уже не неуклюжий подросток. Я могла только сесть, где стояла, и выдохнуть «Вау!». А наутро оказа- лось, что я снялась в порнухе».

На съемках следующего фильма Эмбер познакомилась с легендой порно Джейми Гиллисом, который надолго стал ее партнером и любовью всей ее жизни. Что, впрочем, не помешало ей неделю спустя познать прелести однополой любви с партнершей Джинджер Линн. С ней Эмбер тоже была близка долгие годы. 

«Как-то раз перед очереднымисъемками я, Джинджер и Трейси поспорили, кто отожжет круче других. Мы реально завелись, потому как каждая хотела быть первой. Мне сделали двойное проникновение, Джинджер тоже, а Трейси… Ой, вру, у меня тогда не было двойного проникновения. Что ж я тогда сделала-то?» – Эмбер всплескивает руками, и браслеты от Донны Каран звенят новогодними колокольчиками.

Мы проговорили несколько часов. Она рассказывала про то, как незаметно для себя превратилась в торчка, часами не выходящего из туалета, и алкоголика, вылизывавшую пивные кружки. И чем дольше она говорила, тем прекраснее мне казалась. Мы просидели до закрытия ресторана. «Мне нужно было убить в себе Линни, – говорила она в пустом зале, – и я сделала это. Теперь цикл завершен полностью: я не хочу быть не только Линни, но и Эмбер. И вообще не хочу быть никем, кроме себя самой. А что до порнухи – то, оглядываясь назад, я горжусь всем, что сделала. В особенности благотворительностью: основала молодежный фонд борьбы со СПИДом, например. Вы можете что угодно говорить о порно, но факт, что в мои времена порнозвезды достигали статуса рок-звезд. Мы перестали быть маленьким подпольным бизнесом, проникнув в каждую спальню! Каждый, кто претендовал на продвинутость, обязан был иметь коллекцию порно-фильмов. А всякий обладатель коллекции должен был иметь в ней трех женщин – Трейси Лордс, Джинджер Линн и Эмбер Линн». 

Подали ее машину. Я бросился открывать дверь. Когда Эмбер садилась в авто, под платьем на мгновение сверкнула ее знаменитая промежность. Линн заметила, куда я таращусь, улыбнулась: «Звони, если будут вопросы» – и укатила прочь. 







Возврат к списку

(Нет голосов)