Жизнь после порно. Часть 3. Азия Каррера

Жизнь после порно. Часть 3. Азия Каррера Бывает ли жизнь после славы в мире порно? Чтобы выяснить это, корреспондент Playboy побывал в гостях у трех богинь наших мокрых снов 80-х.

С самого начала было ясно, что Азия Каррера вытащила в лотерее для взрослых счастливый билет. Наполовину немка наполовину японка с нечеловечески частыми оргазмами росла одаренной пай-девочкой и до 15 лет успела дважды сыграть концерт на фортепиано в Карнеги-холле, но затем убежала из-под родительского прессинга по самой кривой из дорожек. Во всех фильмах Каррера выглядит как богиня: рост метр пятьдесят пять, глаза девочки- гейши, пресс «шесть кубиков» и крепкая чирлидерская задница (в которую барышня, к слову, принимала лишь в том случае, когда являлась сопродюсером, режиссером, сценаристом и правообладателем).

Найти Азию было непросто. Говорили, она живет отшельницей в пустошах Южной Юты и много лет назад оборвала все концы в порноин-дустрии (в переносном смысле). Когда я наконец отыскал ее мейл, Каррера долго пыталась отделаться письменными ответами. Я уже совсем отчаялся, как вдруг получил от нее письмо следующего содержания: «Мне приснилось, что мы с тобой перепихнулись. Кроме шуток. Это знак, приезжай». 

Она встретила меня на шоссе в своем старом джипе. Даже под рабочей робой, заляпанной едой, было заметно, что фигура Азии несколько утяжелилась по сравнению с той, что во всех подробностях демонстрировалась в 375 порнофильмах. Тем не менее между нами сразу проскочило что-то вроде искры. Если глубокое духовное общение с женщиной, включающее обсуждение ее половой системы, можно приравнять к сексу, то такой секс у нас был, причем неистовый и ненасытный, как у школьников: мы говорили и говорили, как будто только что открыли в себе эту возможность.

Роскошная и немного сумасшедшая, эта женщина с IQ в 150 пунктов – та, с кем хочется встретить конец света. Беглого взгляда на ее книжные полки достаточно, чтобы понять: в мире мало того, что она не сможет освоить в краткие сроки. Азия знает, какие породы залегают в округе, разбирается в рынке вторичного жилья и может рассказать тонны историй взлетов и падений миллионеров, вложившихся в латиноамериканские стоки и нанопузыри. А вслед за этим без тени смущения обсудить свою легковоспламеняемую точку G и нечто, называемое «феноменом розового носка» (некий побочный эффект от анального секса).

Урожденная Джессика из Джерси вспоминала: «Когда я получала пять с минусом, дома меня ждал скандал: почему не пять с плюсом? Никто во всей школе не приносил домой столько наград и дипломов, но родителям всегда было мало. Я столько раз хотела покончить с собой, что вскоре стала относиться к суициду как к приколу. А в 17 ушла из дома. Трахалась за кров и порой голодала так, что звонила друзьям с просьбой меня покормить. Но домой не вернулась».

От бомжевания Джессику спасло поступление в университет, что подразумевало прописку в общаге. Параллельно с учебой она подрабатывала в баре разносчицей напитков. Как-то раз владелец бара попросил ее потанцевать на стойке на закрытой вечеринке. Получив за эту скромную услугу $350, смышленая девушка быстро прикинула что к чему, бросила учебу, сделала ринопластику (в школе ее дразнили Карликом Носом) и пошла в модели-танцовщицы. А оттуда недалеко и до развитого порнобизнеса Города ангелов.

Как ни странно, этот бизнес вдруг открыл в Азии недюжинные деловые способности. «Я перфекционист и трудоголик, – говорила она. – Я могла сама написать сценарий, сняться в фильме, сделать дизайн обложки для кассеты и быть сама себе стилистом и визажистом – серьезно, я даже стригусь сама. Режиссеры души во мне не чаяли».

Каррера сразу решила, что уйдет из порнобизнеса к 30 годам, скопив достаточно на жизнь. Практически так все и вышло. В 29 лет она познакомилась с Доном Леммоном, гуру фитнеса и здорового питания. Через три дня они съехались, через три недели помолвились, а через три месяца – расписались. Пара не случайно выбрала новым местом жительства Южную Юту – самый пуританский уголок США, где порнография официально запрещена, и потому Азия могла не опасаться быть узнанной на улицах. Почти сразу после рождения дочки Кэтти Азия забеременела вторым ребенком. Казалось, что жизнь налаживается. Но стоило только Азии сравнить в своем блоге себя с Золушкой, как сказка кончилась внезапно и трагически: на деловой встрече в Лас-Вегасе суженый выпил лишнего и, возвращаясь домой, не справился с управлением машины посреди пустыни. Таким образом, в 32 года Каррера стала беременной вдовой, которой предстояло в одиночку вырастить двоих детей. Днями и ночами она плакала, прижимая к себе урну с прахом Леммона. Зависимость от мужа была более чем стопроцентной: за время замужества Азия ни разу не сходила одна в супермаркет и отвыкла даже водить машину.

Просветление наступило после появления на свет Дэвина, которого Каррера рожала дома без посторонней помощи. «Мне вдруг стало ясно, что, если я смогла его родить, то смогу и вырастить без мужа. Именно тогда я поняла, что я на самом деле суперменша. Никогда не забуду тот кайф».

А через год пришла неожиданная подмога. Оказалось, что Леммон тайком от Карреры застраховал свою жизнь. Согласно контракту обстоятельства смерти подразумевали выплату двойной компенсации.

«Сейчас моя жизнь – это мои дети, – объясняла мне Азия, разделывая над раковиной какого-то гигантского одноглазого морского гада. – На новые отношения у меня, честно говоря, нет ни времени, ни энергии. К тому же у моих детей нет никого, кроме меня. Сегодня я смотрю на мою маленькую Кэтти и понимаю, что Кэтти – это Азия, которой была бы я, если бы надо мной не измывались родители. А Дэвин – он вообще особенный паренек. Так что пока им не исполнится 18, я буду матерью и только матерью. Мне кажется, это нормально».







Возврат к списку

(Нет голосов)

Анекдоты